Из доказательств

Из доказательств не явствует, что подсудимый Лаутц лично подписал обвинительный акт по делу, но этот обвинительный акт, вые сомнения, был предъявлен с его санкции. Вопрос о помиловании по делу Калицкого был представлен на разрешение подсудимому Ротенбергеру. 28 июля 1943 г. он написал:

«Я постановил с разрешения фюрера не прибегать к своему праву помилования, а предоставить правосудию идти своим путем».

Подсудимый Лаутц представил обвинительный акт в отношении поляка Братека. Конкретное обвинение сводилось к тому, что он оставил работу в Германии и пытался пересечь швейцарскую границу, чтобы присоединиться к польскому легиону. Общее обвинение заключалось в изменнической попытке отторгнуть от рейха территорию, принадлежащую рейху, и в нарушении закона против поляков и евреев…

Особый интерес представляет секретное сообщение, представленное подсудимым Лаутцем имперскому министру юстиции. Сообщение, о котором идет речь, касается судебного преследования некоторых поляков по обвинению их в государственной измене на основании действий, которые были совершены ими в Польше до войны. Рассматривая вопрос, Лаутц ссылается на Гиммлера, на министерство иностранных дел и президента «народной судебной палаты». Факты, на основании которых высказывались мнения, можно проиллюстрировать следующим образом: на территории Польши, до войны, поляк возбудил уголовное преследование против польского гражданина германской крови, обвинив этого «расового немца» в подрывной деятельности, направленной против Польши. Во время войны этот поляк, который возбудил уголовное преследование против «расового немца», попадает в плен. Возникает вопрос: может ли этот поляк быть предан немецкому суду по обвинению в государственной измене против рейха, если обвинение основывается на том обстоятельстве, что он в Польше подвергал судебному преследованию «расового немца»…

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.