капитан Рейнхгардт

— Помните, капитан Рейнхгардт передал мне документы партизанского отряда «За Родину» и рекомендовал поразмыслить, как ими можно воспользоваться. Что, если мне остаться здесь, возле Ямполя, с небольшой группой своих людей. Всем сделаем документы как партизанам отряда «За Родину». Дождемся подхода советских войск. Вряд ли нас смогут разоблачить: партизанские группы формировались настолько стихийно и беспорядочно, что до разбирательства никто не додумается. Проведем глубокую разведку в прифронтовой полосе, постараемся узнать планы предстоящих действий, состав наступающей группировки. Думаю, через пару недель прорвемся через линию фронта и вернемся в зондеркоманду. В зависимости от обстановки, возможно, организуем и проведем диверсии.

— А что, привлекательно. Но имейте в виду, встреча со своими соотечественниками не предвещает лично вам ничего хорошего. План я поддерживаю, но окончательное решение принимает обер-лейтенант Вайде. Похоже, с Рейнхгардтом что-то приключилось.

Вайде сразу ухватился за представленную Ашенб-реннером идею. Он знал, что его кандидатура рассматривается на должность начальника 3ондеркоманды-203. Организация успешной разведывательно-диверсионной операции будет как раз кстати. Предупредил лишь, чтобы в группу непременно включили несколько человек, предложенных им лично.

Помимо двух девушек Краков взял в так называемый «партизанский отряд» Анатолия Евстифеева и Михаила Киселева. И тот, и другой знали о его прошлой связи с советской контрразведкой. Краков рассчитывал на их содействие и поддержку. Посовещавшись с Вайде, Краков решил остаться в селе Джугастре, в нескольких десятках километров от Умани.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.