Милюков опять

Милюков опять, как и на заседании Освободительного комитета, не одобрил нашей мысли. Я говорил ему, что Сазонов, не желая давать векселей другим народностям бывшей России, фактически уклоняется от всякого общения с ними, нанося тем прямой вред белому движению, Маклаков же, по-моему, вполне правильно ставит вопрос: либо с поляками против большевиков, либо с большевиками против поляков. Милюков, однако, был против конференции, утверждая, что русские антибольшевики вынуждены будут «дать векселя», и притом в самый тяжелый момент.

Как известно, чем больше должник нуждается в деньгах, тем тяжелее условия векселя. Так же и с инородцами: мы будем вынуждены заплатить слишком дорогой ценой за их помощь. Лучше подождать с конференцией до более благоприятного момента, и с этой точки зрения Сазонов прав, что не идет на соглашение с инородцами.

Признаюсь, я не мог понять Милюкова. По-моему, надо было либо вести борьбу с большевиками, либо ее прекратить. Но Милюков в этом отношении, подобно Сазонову, никак не желал принимать во внимание того трудного положения, в котором находилась Добровольческая армия. Там, на юге России, как-никак проливали кровь в борьбе с большевиками. Задачей политиков, находившихся за границей, было, казалось бы, облегчение этой борьбы поисками всякой помощи, откуда бы она ни пришла. В рассуждениях Милюкова и Сазонова крылась наивная самоуверенность этих крупных, каждого по-своему, людей, считавших, что их подпись под каким-то соглашением может сама по себе изменить судьбу России.

Ведь все решилось бы в будущем на основании реального соотношения сил, и Россия оказалась бы расчлененной или нет в зависимости от объективного международно-политического положения вещей, а не от векселей Милюкова и Сазонова. Не были же оба названных политика до такой степени наивны, чтобы думать, будто росчерка их пера будет достаточно для решения судеб России!

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.