На рассвете раздался

На рассвете раздался крик надзирателей:

— Кому на этап, собирайся! Эй, кому на этап!..

В этот день должны были отправить около двухсот человек политических и уголовных. Нас собрали в большом помещении на первом этаже. Была дана команда раздеться догола. Надзиратели осмотрели и перещупали всю одежду. Накануне вечером я зашил в пиджак, в штаны и подушку деньги, которые мне незаметно передала Элеонора, — 45 рублей. К счастью, ни один из моих тайничков не был -при обыске обнаружен.

После обыска нам приказали одеться, а затем стали выводить на тюремный двор. Здесь началось построение в колонну. Среди нас были приговоренные к каторжным работам — на них были кандалы.

— Кандальщики, на середину! — крикнул начальник конвоя.

Нас выстроили по шесть человек в ряд. Посредине кандальщики, а по краям остальные, скованные наручниками попарно. Я стал крайним справа в шеренге. Подошел конвойный и сцепил наручниками мою левую руку с правой рукой соседа.

Ворота открылись, и колонна поползла на улицу.

На тротуаре стояла Элеонора. В руке у нее был платок. Она то помашет мне платком, то поднесет его к глазам…

Через час, в каком-то глухом тупике товарной станции, мы погрузились в вагоны. Поезд тронулся. Прощай, Петербург!

Вологодская губернская тюрьма… Снова обыск, ощупывание вещей, проверка мешков.

Здесь мы только переночевали, а утром были переведены в помещение арестантских рот.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.