наши войска

В тот же день наши войска заняли и Джугастру. Афанасий сразу явился в расположение стрелкового полка. Его представили начальнику штаба как командира партизанского отряда, прибывшего согласовать свои дальнейшие действия с командованием. Попутно командир отряда просил помочь вооружить его людей советским оружием.

Несколько дней группа продолжала находиться в Джугастре и даже кормилась из полковой кухни. 20 марта во время поездки в Ямполь Краков повстречал неизвестную разношерстную группу из 15 человек, назвавшихся партизанами. Он распорядился, чтобы Киселев внес всех в свои списки и оформил им документы как бойцам отряда «За Родину». В эту же команду Афанасий включил и встретившихся в Ямполе разведчика зондеркоманды Лысенко и двух находившихся при нем сапожников. По договоренности с местными властями всех новобранцев Краков пристроил в ямпольскую милицию. В течение нескольких дней они несли охранную службу, но затем в полном составе были арестованы «Смершем».

Легенда явно начала давать сбои. Возникла опасность и с другой стороны. Краков понимал, что абвер вряд ли всецело доверял ему, что принятие его плана еще не означало абсолютную бесконтрольность в советском тылу Тем не менее, Афанасий очень бы удивился, если бы узнал, что его идеей внедриться в расположение советских войск воспользовались дважды. Одновременно с его отрядом в тот же район переправили командира диверсионной группы Зондеркоманды-204 Николая Му-равского. Правда, в задачи этой параллельной группы входило не только совершение диверсий, но и контроль за действиями группы из 3ондеркоманды-203. Новое руководство в лице РСХА и гестапо не без оснований опасалось, что абверовцы Рейнхгардт, Цинк.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.