Недопущение правых эсеров

Недопущение правых эсеров и представителей меньшевистской партии в состав Терского Народного Совета и Совнаркома означало конец социалистического блока в том виде, как сложился он в Моздоке и действовал в Пятигорске почти до конца съезда. Разрыв между правым крылом социалистического блока (правыми эсерами и меньшевиками) и левым крылом (большевиками, керменистами, меньшевиками-интернационалистами и левыми эсерами) произошел не только по вопросу о признании власти Совета Народных Комиссаров: правые эсеры и меньшевики не раз пытались дать бой большевикам, навязать съезду дискуссии о Брестском мирном договоре с Германией и по другим острым политическим вопросам. Но съезд подавляющим большинством сразу же пресекал эти попытки.

Следует отметить, что левые эсеры на Тереке еще сохраняли некоторое время видимость своей организации, а меньшевики-интернационалисты после Пятигорского народного съезда оказались вне партии и не создали своей организации. На Тереке меньшевиков-интернационалистов было немного, и большинство их (С. А. Такоев, Я. П. Бутырин, И. И. Элердов, Алынанский и др.) впоследствии вступило в Коммунистическую партию.

Что же представлял собою Терский Совнарком в партийном отношении? В составе его были четыре большевика (С. Г. Буачидзе, Ю. П. Фигатнер, Я. JI. Маркус, Ст. Долобко), три меньшевика-интернацио-налиста (Я. П. Бутырин, И. И. Элердов, Е. С. Богданов), четыре левых эсера (Ю. Г. Пашковский, А. А. Андреев, П. Ф. Карпинский, С. И. Иванченко) и три беспартийных (К. Н. Дигуров, Г. С. Ахриев и А. Сомов).

Пожалуй, ничто другое не выражало так конкретно тогдашнее положение на Тереке, как одна особенность состава Совнаркома: представитель казачества занимал в нем только пост комиссара по казачьим делам, а представитель ингушского народа — комиссара по делам горских народов. Взаимное недоверие было еще столь сильно, что казаки не соглашались предоставить горцам, а те — казакам никаких других постов в правительстве. Народными комиссарами были избраны иногородние — «нейтральный элемент», как тогда говорили. «Нейтральными» в известной мере считались и осетины. Поэтому комиссаром юстиции был избран осетин, юрист по образованию, К. Н. Дигуров; осетин С. Г. Мамсуров был избран в Терский Народный Совет от фракции иногородних.

О сформировании Совета Народных Комиссаров председатель его С. Г. Буачидзе доложил съезду уже не в Пятигорске, а во Владикавказе, куда съезд выехал на другой день. Отъезд назначили на 7 часов утра, чтобы быть во Владикавказе еще днем.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.