Но мы все-таки шли

Но мы все-таки шли верста за верстой по шпалам вперед, пробивая себе путь в непроглядной стене пурги. Однако наши шаги становились все медленнее, все труднее было передвигать ноги. В конце концов мы все почувствовали, что дело принимает дурной оборот — ни один из нас дальше не мог двигаться от усталости и холода.

— Кажется, я отморозил пальцы на левой ноге, — сказал Яан Каазик, одетый легче, чем мы.

Требовалось найти какое-нибудь убежище, где можно немного передохнуть. Но больше, чем на четверть часа нам останавливаться нельзя, иначе оккупанты опередят нас на поезде.

Мы жадно всматривались в пургу, ища какое-либо придорожное строение, но вокруг было темно, хоть глаз выколи. Все с большим трудом мы переставляли уставшие ноги со шпалы на шпалу.

И вдруг справа мы заметили слабый огонек, мигнувший на мгновение и вновь скрывшийся в пурге. Мы пошли в том направлении. Надежда оказаться в тепле придала нам новые силы. И вскоре мы уже стояли перед освещенным окном низенького домика. Постучали негромко по стеклу.

— Кто там? — послышался испуганный женский голос.

— Солдаты! Нам бы обогреться немного!

— Нет! Идите куда-нибудь в другое место! Я вас не пущу! — категорично заявил тот же голос.

Казалось, наши надежды на отдых рухнули. Но в этот момент из снежной пелены вышел какой-то человек.

— Что вам нужно, товарищи? — спросил он.

— Отдохнуть четверть часа.

Человек подошел к окну:

— Леэни, отвори дверь!

Когда дверь открылась, он дружески пригласил нас:

— Заходите, товарищи!

Мы вошли в дом, в котором была только одна комната и кухня. Обстановка говорила о том, что хозяин — из деревенских бедняков. На вид ему лет двадцать пять. Тут же стояла его молодая жена. Детей не видно. Мужчина осмотрел нас серьезным взглядом, спросил о цели нашего похода и затем проговорил:

— Снимайте-ка свои шинели! Сегодня ночью вы никуда не пойдете. Покушаете и ложитесь спать. А завтра на рассвете я вас разбужу, и вы отправитесь дальше.

Дружеский тон хозяина и трезвая оценка положения скоро заставили нас согласиться с его предложением. Натопленная комната и еда, которая благодаря заботам молодой хозяйки вскоре появилась на столе, окончательно сломили нас. И скоро мы спали глубоким сном на свежем сене, разложенном на полу.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.