У кого находили

У кого находили, хозяина дома арестовывали, а семью вывозили на яр*, с собой разрешали брать из собственного дома только самое необходимое. Люди, вывезенные на яр, в зимнее время, без средств существования, расходились кто куда. Среди детей была большая смертность.

Отец мой с первых дней записался в колхоз «Перемо-га». Его с первых же дней поставили сторожить. Мама работала на рядовых работах, была ударницей. Осенью 1932 года отца моего правление колхоза направило охранником в районный центр село Покровское. Охранял он заключенных. Заключенные были в основном из раскулаченных. Отец на нас двоих детей каждый месяц приносил паек, где-то килограммов 10 — 12, не больше, и мы этим пайком питались. У нас была коза и квашеная столовая свекла.

Мама ходила на работу, слабая от недоедания, пайка в колхозе не получала, потому, что не выполняла норму. В апреле отец не принес пайка, и мама меня послала в Покровское узнать, почему нет отца. Дала свой последний шерстяной платок, чтобы на обратном пути я променяла на любые продукты. Дома уже зарезали козу, оставалась одна квашеная свекла и больше ничего. Я пришла в Покровское, расспросила, где работал отец, там мне сказали, что отец заболел брюшным тифом и отправлен в Нижнюю Дуванку в больницу.

Когда я возвратилась из Покровского, променяв платок на два килограмма гороха, мама обрадовалась и сказала, что есть распоряжение идти в ночь сеять, будут давать какой-то паек. Весна была поздняя, холодная, в ту ночь шел дождь со снегом, мама утром пришла домой промокшая и без пайка. У нее поднялась температура. Никто к нам не приходил. Квашеную свеклу мама не стала кушать. Давала я ей водичку, она опухла и на восьмой день умерла.

Когда мама потеряла сознание, по нашей улице проезжали гробокопатели, я выскочила на улицу и стала кричать, что мама умирает. Эти люди вынесли маму во двор, положили и уехали.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.