Утром 21 сентября

Утром 21 сентября мятежники вступили в Илецкий городок. Повесили атамана. Три дня пили, празднуя победу. Потом двинулись на Рассыпную, а из нее на Нижне-Озерную крепость.

Комендант Нижне-Озерной майор Харлов, отправив красавицу жену в Татищеву крепость, стал готовиться к обороне. Но казаки изменили ему и ушли навстречу самозванцу. На рассвете 26 сентября показались пугачевцы. Молодой офицер приказал стрелять. Однако солдаты не слушали его. Он сам схватил фитиль, выпалил из одной пушки, кинулся к другой…

— Берегись, государь, — сказал Пугачеву казак, — не ровен час, убьют из пушки.

— Старый ты человек, — ответил самозванец, — разве пушки льют на царей?

Между тем мятежники ворвались в крепость и бросились на единственного ее защитника. К самозванцу «привели Харлова, обезумленного от ран и истекающего кровью. Глаз, вышибленный копьем, висел у него на щеке. Пугачев велел его казнить и с ним прапорщиков Фигнера и Кабалерова, одного писаря и татарина… Ни один из страдальцев не оказал малодушия».

На другой день самозванец подошел к Татищевой крепости. Небольшой разведывательный отряд, высланный навстречу мятежникам, был смят, а шестьсот оренбургских казаков под командованием Тимофея Подурова перешли на сторону восставших. Победителям достались большие трофеи: тринадцать пушек, много ядер, пороха, провианта, вина, соли, одежды.

Татищевские начальники оказались в руках самозванца. Их судьба была ужасна: бригадиру Билову отрубили голову; с коменданта Елагина, человека тучного, содрали кожу; злодеи вынули из него сало и стали мазать им свои раны; его жену развалили на части; дочь, накануне овдовевшую Харлову, Пугачев, пораженный красотою молодой женщины, сделал своей наложницей и далее пощадил ее семилетнего брата; всех офицеров гарнизона повесили.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.