В нашей камере

В нашей камере, в пересыльной тюрьме, помещалось двадцать три человека. Двум из нас приходилось спать на столах. В других камерах перегруженность была еще большей, в некоторых помещалось до сорока человек. Это было время, когда людей сажали и ссылали «пачками», часто, как меня например, без суда.

Моими сожителями были главным образом участники революционных событий 1905 года, преимущественно интеллигенты. Тут были и действительные революционеры-профессионалы, как, например, большевик Борода, но были и люди случайные, примкнувшие к революции в период ее подъема. К таким принадлежал художник Шиманский. Это был, что называется, славный парень — весельчак, балагур, человек во всех отношениях «компанейский», но без определенных убеждений. Кажется, он сочувствовал социал-демократам.

Как-то раз Шиманский дал повод для конфликта между политическими заключенными и администрацией тюрьмы.

Каждое утро по камерам ходили с проверкой помощник начальника тюрьмы и надзиратель. Проверка делалась простым подсчетом наличия людей в камере, и если кто-нибудь спал в это время, его не будили.

Случилось так, что один политический умер во время сна, должно быть от разрыва сердца. При проверке сочли его спящим и отметили в списке как присутствующего в камере. Товарищи обнаружили, что он мертв, уже после обхода, Врачебным осмотром было удостоверено, что он умер ночью.

Случай этот произвел очень тяжелое впечатление на всю тюрьму. Тюремное начальство сделало из него свой вывод. Теперь уже, явившись в камеру, помощник начальника обходил все нары, и если кто спал, дергал гго за ногу.

Как-то раз — это уже было при мне — явилось начальство с проверкой. Шиманский, с головой укрывшись арестантским халатом, как будто спал на своем’ месте. Помощник подошел к нему, дернул, как всегда, за ногу.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.