в случае удачного побега

Однако даже в случае удачного побега нельзя рассчитывать, что мы сможем обвенчаться, так как неизвестно, какие у меня будут документы. «Поэтому, — сказал я, — нужно обвенчаться здесь, в тюрьме, до отправления в ссылку. Что ты об этом думаешь?»

Элеонора ответила, что так и надо сделать, если только это возможно.

— Вполне возможно, я сам был шафером на тюремной свадьбе в прошлом году, — сказал я.

Действительно, в сентябре 1906 года мне привелось участвовать в церемонии бракосочетания в той же пересыльной тюрьме, в которой я теперь был арестантом. Невестой была Катя, одна из моих двоюродных сестер, а женихом — матрос Щербаков, осужденный на семь лет каторжных работ. Катя работала на бумагопрядильной фабрике Штиглица. Не раз я ей передавал прокламации для распространения на этой фабрике. В 1904 году Катя уехала в Гельсингфорс. Там познакч-милась она с матросом Щербаковым. В июле 1906 года у них должна была состояться свадьба. Вспыхнуло свеаборгское восстание — активным участником его был Щербаков. Его арестовали, увезли в Петербург. Катя последовала за ним. Я провожал ее к тюрьме, когда она ходила просить разрешения на брак со Щербаковым, а через несколько дней присутствовал как свидетель при венчании, которое происходило в тюрьме. Щербакова расковали, вывели к нам. Все дело отняло пять минут.

Когда Щербаков был отправлен в Сибирь, Катя поехала за ним.

Все это я рассказал Элеоноре. Забегая вперед, добавлю, что в 1912 году, когда я снова сидел в тюрьме, я получил через жену подарок: сплетенную из волос цепочку для часов. Ее сделал для меня Щербаков, а Катя привезла в Петербург и переслала мне.

Итак, на первом же свидании мы с Элеонорой решили обвенчаться до моего отъезда в ссылку.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.