все больше будоражили

Сверх того, все больше будоражили «инородческую» периферию Танского Китая и заметно участившиеся факты обращения ее насельников в неволю9. Сведения источников на сей счет, будь то творения официального или частного историописания, весьма обильны, а обе танские нормативные истории прямо указывают на такие явления как одну из причин «бунтов» в районах обитания неханьского населения [23, цз. 78, с. 16243; 49, цз. 98, с. 14737; цз. 112, с. 14816].

Этим наблюдениям никоим образом не противоречит тот факт, что, согласно публикации Чжан Цзэсяня, за сто с небольшим лет, с конца первой четверти VII до начала второй четверти VIII в., зарегистрировано в общей сложности около полутора десятков вооруженных «бунтов» этнических групп ляо и мань против танской администрации в различных районах Юга и Юго-Запада империи, тогда как за последующие 120 лет — почти вдвое меньше: с середины VIII в., как будет далее показано, ощутимо возросли численность участников, территориальные масштабы, продолжительность и напряженность повстанческих акций таких этнических групп, особенно мань. Иной раз они не только «не отставали», но даже превосходили собственно китайцев (хань-цев) в своем «бунтарском настрое».

Но что наиболее важно, с середины VIII в. в подобных акциях стали, пусть лишь эпизодически, обнаруживаться симптомы солидарности и взаимодействия между ханьским трудовым людом и «инородцами» — симптомы, которые еще более ощутимо дали знать о себе в крестьянской войне 874-901 гг. Словом, то была одна из важных составляющих общего потока напряженной и непрестанной борьбы, которую разными средствами вели широкие слои населения Танской империи, независимо от их этнической принадлежности, против усиливавшегося гнета и эксплуатации со стороны господствующего класса и его государственной организации.

Нельзя вместе с тем не отметить, что речь идет о явлении весьма непростом по самой его сущности. Да и имеющиеся источники, а соответственно и литература крайне скудны сведениями о внутренней жизни неханьских этнических общностей того времени, особенно—социальных и экономических ее аспектов. Тем не менее некоторое представление на сей счет эти сведения дают. Можно, например, констатировать, что имущественное и общественное расслоение, социально-классовое размежевание в целом определилось более четко внутри китайской.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.