второго принципа

Что касается второго принципа, то Ярайсс поддерживает мнение.., что если германские законы осуществлялись в обычном процессуальном порядке, то судебные власти не имели возможности подвергать их сомнению на основании конституционных или этических норм. По нацистской системе и до ее создания германские судьи были обязаны применять германское право, даже если это шло в нарушение принципов международного права. Вот что говорит по этому поводу профессор Ярайсс:

«Говоря иными словами, не имело никакого значения, сознательно ли государство приняло закон, несовместимый с международным правом, или нет; таково было юридическое положение вещей, как это ни прискорбно».

Сказанным, однако, не отрицается высший авторитет международного права… Опять мы ссылаемся на заявление профессора Ярайсса.

«С другой стороны, вне сомнения, существовали правовые ограничения для Гитлера по международному праву… Он был связан международным правом…»

Вывод, который можно сделать на основании доказательств, представленных самими подсудимыми, ясен: в германской правовой теории декреты Гитлера были щитом для тех, кто поступал в соответствии с ними, но перед Трибуналом, которому предоставлено право применять международное право, декреты Гитлера не могут быть защитой ни для самого фюрера, ни для его подчиненных, если они применялись в нарушение международного права.

В германской правовой теории Гитлер являлся не только верховным законодателем, но и верховным судьей. 26 апреля 1942 г. Гитлер произнес в рейхстаге речь, в которой, в частности, говорил.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.