Высокое напряжение

Высокое напряжение и размах социальных столкновений угадываются за крайне скудными известиями второй танской нормативной истории о «разбойничьих компаниях» конца 830-х годов на юго-востоке нынешней Сычуани: «встала мятежом» большая масса простолюдинов, исстрадавшихся от вызванного неурожаями голода, и в областях Пэнчжоу (Илун), Лучжоу, Нзячжоу (Лэшань) и Жунчжоу (Пзыгун) одно за другим возникали крупные и мелкие повстанческие образования, а их «главари [объявляли] себя ванами, самозванно назначали чиновников, растворяли амбары и кладовые, дабы привлечь к себе бедных». Вроде бы и впрямь протокольно-скупой и маловыразительный регистр эпизодов и деяний. .. Но в то же самое время сколь емко и многозначительно его реальное содержание!
Да еще, как сказано в том же источнике, повстанческие вожаки «подбивали варварские племена на смуту», а в результате «прочней стали корни» у них [23, цз. 197, с. 16813]. Словом, действительно масштабные деяния свершали тогда народные повстанцы на юго-востоке Сычу-аньской котловины. Аналогичная картина кроется и за донельзя лаконичными строками знаменитого мыслителя Ду My (803-852) о том, как в середине следующего десятилетия из-за засухи и последовавшего за нею голода погибла либо дошла до крайнего истощения масса простонародья Заозерья — современной Хунани, но зато многие из тех, у кого нашлись силы, «уходили в разбойники», «разоряли волости и уезды», и «могущество их возрастало, словно пламя» [53, цз. 748, с. 11б-12а; цз. 750, с. 16].

Современники обращали внимание на беспримерное оживление со второй половины 30-х годов IX в. повстанческой активности вооруженных отрядов частных соле- и чаеторговцев («контрабандистов») в бассейне Янцзы и Хуайхэ. Едва ли не самое раннее из сообщений на сей счет, пусть сугубо общего содержания,— датированное 23 мая 836 г. официальное уведомление одного из императорских уполномоченных по соли и железу [34, цз. 88, с. 1606]. Зато весьма подробно поведали об этом документы 845 г. — декрет Ли Яня и представленные трону доклады видного сановника Ли Дэюя. В императорском указе соответствующие факты и оценки изложены под девизом: «с корнем выкорчевать» как «разбой», так и другие проявления «беззаконности», а в качестве примера подобных «злодеяний» названы «создаваемые во множестве своры» нелегальных продавцов.

This entry was posted in Исторические новости. Bookmark the permalink.

Comments are closed.